©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

Ковшарь Анатолий Фёдорович Чужеродные виды и необходимость ведения «Чёрной книги фауны Казахстана»

Ковшарь Анатолий Фёдорович

Чужеродные виды и необходимость ведения «Чёрной книги фауны Казахстана»


Институт зоологии МОН РК, Алматы, Казахстан
Распространение по земному шару растений и животных, с одной стороны, всегда было обусловлено экологическими и историческими условиями и являло собой пример биологической целесообразности. На основе его изучения были построены схемы геоботанического и зоогеографического деления – от глобальных масштабов до более мелких регионов. С другой стороны, ареалы биологических видов никогда не были абсолютно неизменными, конфигурация их постепенно менялась под влиянием тех или иных изменений окружающей среды. С появлением человека скорость таких изменений стала возрастать, поскольку человек целенаправленно распространял, завозил в новые места те виды растений или животных, которые считал полезными. Хрестоматийный пример – завоз диких кроликов из Европы в Австралию. Этот же пример – самый яркий в плане демонстрации непредсказуемых последствий такого завоза!..

Термин «чужеродный вид» вряд ли нуждается в каком-либо объяснении. В самом деле, это чуждый для данной экосистемы биологический вид, который вносит нарушения в сложившиеся связи между отдельными сочленами этой экосистемы. Если новичок выжил в месте вселения, то за этим, как правило, следует усиленное размножение, создание жизнеспособной популяции в новом месте, а следующий шаг – нередко взрыв численности, обусловленный отсутствием естественных врагов и паразитов на новом месте. Обычно вскоре наступает стабилизация численности вселенца, он образует новые экологические связи и создаётся устойчивая самовоспроизводящаяся популяция, в которой, как и в естественных популяциях, периодически происходят колебания численности. Но иногда взрыв численности может длиться годами, что может привести к существенным изменениям в данной экосистеме, как правило, – отрицательного порядка.

Ещё на заре создания Красной книги фактов МСОП при определении отрицательных факторов, приводящих биологические виды на страницы этой книги, одним из 5 основных факторов (наряду с естественными факторами, охотой, хищниками и нарушением мест обитания) были названы завезенные виды: «Среди этих пришельцев есть виды, которые стали теснить местных животных в местах их обитания и даже губить сами места обитания (козы на Галапагосских островах) или приносили с собой болезни, против которых местные виды не могли выстоять (например, на Гавайском архипелаге и в Новой Зеландии)». Так просто и доступно объяснил роль чужеродных видов Джеймс Фишер в предисловии к русскому изданию популярного варианта Красной книги (Фишер, Саймон, Винсент, 1976, с. 16). Однако тогда этот фактор казался нам слишком незначительным в сравнении с такими, как прямое истребление животных и изменение среды обитания. Поэтому во всех изданиях Красной книги Казахстана (1978, 1991, 1996, 2010) вы не увидите чужеродных видов среди основных факторов, отрицательных для редких видов. Более того, эйфория «обогащения фауны», достигшая своего апогея к

середине ХХ ст., продолжалась ещё и в 70-80 гг., когда «акклиматизация» охотничьих животных вовсю продолжалась по всему Советскому Союзу, в том числе и в Казахстане.

В Конвенции о биологическом разнообразии (Рио-де-Жанейро, 1992), подписанной большинством цивилизованных стран, в статье 8 (h), посвященной проблеме чужеродных видов, сказано дословно, что страны-участницы «должны предотвращать интродукции, контролировать или уничтожать те чужеродные виды, которые угрожают экосистемам, местам обитания или видам». Поэтому в конце 90-х гг., при составлении важнейшего государственного документа «Национальная стратегия и план действий по сохранению и сбалансированному использованию биологического разнообразия Республики Казахстан» мы уже прямым текстом писали: «Стратегия включает разработку и совершенствование мер предотвращения интродукции чужеродных видов, которые угрожают экосистемам, местам обитания и видам, обнаружение и уничтожение таких чужеродных видов» (Национальная Стратегия…,1999, с. 128). И далее на той же странице: «Волюнтаристская целевая интродукция осуществляется отдельными гражданами и не профилированными для такой деятельности организациями. Примером подобной интродукции является завоз самых разнообразных растений чуть ли не со всех концов света на дачные и приусадебные участки граждан республики. При этой форме интродукции контроль за воздействием чужеродных видов на экосистемы не осуществляется и меры предотвращения негативных последствий интродукции не предусматриваются. До настоящего времени в Казахстане отсутствует единая государственная программа проведения интродукционных работ, а между организациями и лицами, стихийно и самостоятельно занимающимися ввозом и акклиматизацией ценных видов живых организмов, нет никакой координации».

В процессе работы над этим документом мы (Камбулин, Ковшарь, Абиев, Казенас, 1998) опубликовали в Известиях МН-АН РК специальную статью «Разработка и совершенствование мер предотвращения интродукции чужеродных видов, угрожающих экосистемам, местам обитания и видам, их контролирование и уничтожение». Однако эта публикация вот уже целых 15 лет остаётся пока единственной на эту тему… К началу нового тысячелетия проблема чужеродных видов заявила о себе в полный голос, и пример в этом плане нам подают наши российские коллеги. В Комиссии по сохранению биологического разнообразия Российской Академии Наук в 2002 г. создана специальная «Секция биологических инвазий» под руководством чл.-корр. РАН Юрия Дгебуадзе, которая стала издавать серию научных трудов под названием «Чужеродные виды России». Пять лет назад появился выпуск, посвящённый чужеродным видам млекопитающих (Бобров, Варшавский, Хляп, 2008), в котором для 62 видов млекопитающих, оказавшихся чужеродными в том или ином регионе России (рис. 1), даны сведения о путях проникновения в новые экосистемы, росте численности и т.д. Появился и обрёл права гражданства термин «Чёрная книга», который означает аннотированный перечень чужеродных видов для той или иной территории. Издана «Чёрная книга флоры Средней России» (Виноградова, Майоров, Хорун, 2010). В предисловии к ней сказано о масштабах этого явления: «В настоящее время только в европейской части России насчитывается более тысячи чужеродных видов растений» и высказана надежда: «… что «Чёрная книга», так же, как и «Красная книга РФ», станет не только серьёзным вкладом в развитие теоретических и прикладных вопросов, связанных с проблемой биологических инвазий чужеродных видов, но и послужит основой для разработки специального законодательства по предотвращению биологического загрязнения как на государственном, так и на региональном уровне и явится важнейшим аспектом в обеспечении экологической безопасности страны» (Дгебуадзе, 2010). Чрезвычайно важно, что ботаники не остановились на создании самой «Чёрной книги флоры», но в дополнение к ней Главный Ботанический сад РАН стал выпускать серию небольших красочных брошюр по отдельным, наиболее важным чужеродным видам (рис. 2), в которых, помимо цветного изображения самого растения, приводится подробное словесное описание, позволяющее его определить, а также даны основные его биологические характеристики, краткая история проникновения во флору России, пути дальнейшего проникновения вида в новые районы, характеристика инвазионных популяций, последствия внедрения чужака в аборигенную флору и подробно описаны методы контроля и борьбы с ним, с указанием основной литературы на эту тему. О том, насколько выросла за последнее десятилетие проблема чужеродных видов, красноречиво свидетельствует тот факт, что с 22 по 28 сентября 2013 года в посёлке Борок, Ярославской области (Россия) состоится уже Четвёртый Международный Симпозиум «Чужеродные виды в Голарктике».

В Казахстане проблема чужеродных видов стоит не менее остро, чем в России, но пока в этом плане ничего не делается, как и в соседних среднеазиатских государствах. Это предельно хорошо явствует из ответов казахстанской стороны на стандартный вопросник Национального доклада [CBD Second National Report – Kazakhstan (Russian version)], которые выставлены на вебсайте www.cbd.int/doc/world/kz/kz-nr-02-ru.pdf. Большинство ответов на прямо поставленные вопросы выглядят довольно обтекаемо и неопределённо. Таков ответ на вопрос 93: «Применяет ли Ваша страна временные руководящие принципы по предотвращению интродукции, интродукции и смягчению последствий воздействия чужеродных видов в контексте мероприятий по различным секторам, направленных на осуществление пункта h) статьи 8 Конвенции?». Из 5 вариантов ответов (от «нет» до «широкое применение в большинстве секторов») был выбран второй: «ограниченное применение в некоторых секторах». На вопрос 91. «Сотрудничает ли Ваша страна в разработке проектов на национальном, региональном, субрегиональном и международном уровнях для решения вопроса о чужеродных видах?» ответ был не менее уклончив: «активно разрабатываются новые проекты». На вопрос 92. «Рассматривается ли вопрос о чужеродных видах в Ваших национальных стратегиях и в планах действий?» ответ неутешителен: «да – в ограниченной степени». Дальше можно не продолжать. При всём при том недостатка в законах нет, о чём исчерпывающе сказано в том же Национальном докладе: «В республике имеется определенная законодательная база, направленная на предотвращение интродукции чужеродных видов. Имеются соответствующие статьи в Законе "Об охране и использовании животного мира" и в Законе "Об охране окружающей среды", которыми обязаны руководствоваться организации, занимающиеся интродукцией и акклиматизацией животных, рыб и растений. Также, данные вопросы регламентируются Указом Президента «О ветеринарии» от 25.07.1995 (с изменениями и дополнениями, внесенными Законами РК от 10.07.98 г., от 24.12.98 г. и 29.11.99 г.), Законом РК «О карантине растений» от 11.02.1999 г. №344-1 и Приказом Министерства сельского хозяйства «Об утверждении положения о Департаменте ветеринарного надзора Министерства сельского хозяйства». Государственный контроль в этой сфере осуществляется только государственной службой карантина растений, которая действует в системе Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан» (www.cbd.int/doc/world/kz/kz-nr-02-ru.pdf.) Не смотря на то, что в законодательстве республики есть законы и статьи, направленные против карантинных видов растений (именно растений!), конкретной работы по выявлению, систематизации и изучению современного состояния таких видов у нас не ведётся. Нет даже общих списков чужеродных видов в пределах отдельных классов. В том же Национальном докладе в ответе на пункты 90-91 прямо сказано: «Специальных программ по снижению отрицательного влияния чужеродных видов не разрабатывалось. По отдельным видам (американский полосатый рак, енотовидная собака, американская норка, некоторые виды рыб) разработаны исследовательские проекты, которые пока не осуществляются из-за отсутствия финансирования».

Однако прежде чем начинать отдельные конкретные проекты (а скорее – совсем независимо от них), необходимо провести систематизацию и классификацию всех данных о чужеродных видах фауны на территории Казахстана. Без такой инвентаризации трудно ожидать успеха в таком важном деле. И здесь хочется подчеркнуть, что инвентаризации подлежат все без исключения чужеродные виды, а не только самые злостные вредители. Ведь не секрет, что многие виды попадают на новую для них территорию в силу естественных причин (взять, например, залёты птиц) или в результате пассивного заноса (морскими течениями или воздушными массами), а также завоза транспортом. Многие из них в силу своей редкости и немногочисленности не представляют угрозы экосистемам, но от этого не перестают быть чужеродными видами. Все они должны быть взяты на учёт в общем списке чужеродных видов, а уж в нём должна быть проведена классификация их и выявлены наиболее опасные объекты для дальнейшего мониторинга и борьбы с ними. Такая работа не требует никакого специального финансирования, она может быть сделана специалистами – каждым в своей области – и по возможности в самый короткий срок (имеется в виду составление исчерпывающего списка чужеродных видов). Ниже я попробую сделать предварительный, рекогносцировочный обзор некоторых групп.

Беспозвоночные животные (Invertebrata).

Не подлежит никакому сомнению, что они представляют собой львиную долю биологического разнообразия не только на нашей территории. В Казахстане принято считать, что состав беспозвоночных не выяснен даже наполовину и, по всей вероятности, здесь обитает порядка 50 тысяч видов. Тем более нет данных о количестве чужеродных видов, которых должно быть немало. Несмотря на то, что специальных завозов беспозвоночных животных для интродукции не проводилось (во всяком случае, такие факты мне не известны), случайное попадание чужеродных видов в аборигенную фауну более чем вероятно, прежде всего, через трансграничные водоёмы – Каспийское море и реки Иртыш, Или, Сырдарья, Урал. Важнейшим источником такого биологического загрязнения является Каспийское море. Ещё 10 лет назад в Ашхабаде издана, правда, малым тиражом, брошюра «Биологическое загрязнение Каспийского моря балластными водами» (Шакирова, 2003), в которой описан сам процесс проникновения чужеродных видов организмов в Каспийское море. Основным путем, не считая случаи специального внедрения чужеродных видов для целей аквакультуры, является непреднамеренная перевозка их на судах, в балластных танках и в идее биообрастателей корпусов судов. В результате активизации судоходства и роста морских перевозок также наблюдается активное распространение вселенцев, многие из которых могут оказывать губительное влияние на экосистему, как это наблюдалось при проникновении гребневика мнемиопсиса в Азово-Черноморский бассейн. В 70-х гг. ХХ в. близ Красноводска (ныне – Хазар) балластные воды с судов сбрасывались в контейнеры, а не в море; сейчас же они сливаются прямо в Каспий. Для сохранения экологического равновесия автор предложила вернуться к прежнему способу и вообще ужесточить контроль за сбросом этих вод.

В настоящее время возникла угроза биоресурсам Каспийского моря в связи с вселением из Азовского моря гребневика мнемиопсиса, выедающего кормовую базу и икру рыб. Как сказано в уже цитированном Национальном докладе Казахстана, в целях изучения, оценки запасов и определения мер борьбы с ним с 2001 года Каспийским НИИ рыбного хозяйства Российской Федерации, с участием рыбохозяйственных институтов других прикаспийских государств, начаты совместные исследования в Каспийском море.

На противоположном конце Казахстана, в реке Чёрный Иртыш, обнаружен морской мохнаторукий китайский краб (Eriocheir sinensis). При этом автор (Кириченко, 2011) отмечает, что в последние годы случаи поимки этих крабов на озере Зайсан становятся регулярными. Источник их появления – организация китайцами в верховьях Чёрного Иртыша садкового выращивания товарного краба, посадочный материал для которого они завозят с прибрежных морских вод в районе Шанхая. К счастью для экосистемы Зайсана эти крабы не смогут размножаться в пресных водах, поскольку нормальное течение процессов гаметогенеза и развития икры у этого вида происходит только в солёной воде.

Немало чужеродных видов беспозвоночных, в том числе насекомых, проникает на территорию Казахстана также сухопутным путём, при завозе с продуктами питания. Так, видимо проник к нам такой опасный вредитель картофеля как колорадский жук (Leptinotarsa decemlineata), который сейчас нередко встречается на дачных участках под Алма-Атой, а несколько лет назад мы встретили его даже в высокогорье Внутреннего Тянь-Шаня на территории Кыргызстана (около 3000 м над уровнем моря).

Думаю, что энтомологам Казахстана не составит особого труда дать хотя бы предварительный список чужеродных видов насекомых для тех групп, по которым имеются специалисты. Такой список мог бы лечь в основу раздела Чёрной книги, посвящённого беспозвоночным – наравне с аналогичным списком, составленным гидробиологами Казахстана.

Рыбы (класс Лучепёрые рыбы – Actinopterygii).

Благодаря недавнему выходу в свет справочника «Позвоночные животные Казахстана», где раздел, посвящённый рыбам, написан С.Р. Тимирхановым (2013), удалось без особого труда составить полный список чужеродных видов рыб Казахстана с аннотацией о путях их проникновения к нам. Всего в нём оказалось 26 видов из 150, или более 17% всей ихтиофауны республики.

В целях интродукции в самых разных водоёмах выпускались промысловые рыбы, обитающие в других регионах республики. Особенно это касается таких рыб как судак, сом, шип. О результатах этих работ, в том числе и отрицательных для аборигенных видов рыб, очень хорошо написал профессор В.П. Митрофанов (2004) в замечательном очерке «Акклиматизация рыб и аборигенная ихтиофауна Казахстана», к которому я и отсылаю читателя. Здесь приведу лишь одну небольшую цитату из этой работы – о попутных результатах интродукции: «Так, в бассейн Арала, помимо запланированных объектов, попали десятки нежелательных вселенцев из Каспия и Амура. Это бычки и атерина, псевдоразбора, ложнопескарь и др. Такое же положение в Балхаше (более 50% - незапланированные вселенцы, в т.ч. сом и жерех), Бийликоле и практически на всех водоёмах, где проводилась акклиматизация» (Митрофанов, 2004, с. 21). Очень интересная работа об уклее (Alburnus alburnus) как чужеродном виде рыб в бассейне Иртыша опубликована в нашем ежегоднике за 2009 год (Кириченко, Жаркенов, 2009). При этом авторы упоминают большой список видов рыб, попытки интродукции которых в водоёмы Восточного Казахстана предпринимались в последние годы: «В соответствии с целенаправленным формированием промысловой ихтиофауны в водохранилища бассейна были в разное время интродуцированы не только сазан, лещ, судак и рипус, но и байкальский омуль, пелядь, чир, муксун, карп, радужная форель, белый амур, толстолобик» (Кириченко, Жаркенов, 2009, с. 155).

Земноводные (Класс Amphibia) и Пресмыкающиеся (Класс Reptilia).

Судя по новейшему списку герпетофауны (Дуйсебаева, 2013), для этих двух классов проблема чужеродных видов не стоит столь остро, как для рыб. Интродукция герпетологических объектов в нашей стране никогда не была развита, а самостоятельное расселение на значительные расстояния ограничено скоростями передвижения этих животных. Наиболее вероятными здесь являются случайный завоз и проникновение в природу отдельных особей из специализированных питомников (например, по разведению ядовитых змей).

Птицы (Класс Aves).

В отличие от рыб и млекопитающих массовая интродукция для птиц не характерна. В этом классе среди чужеродных видов преобладают залётные (это явление из позвоночных свойственно только птицам), роль которых в экосистемах, в силу редкости и случайности их появления. Для Казахстана в настоящее время отмечено 24 вида таких птиц. Их подавляющее большинство были отмечены на территории Казахстана единично и однократно (только восточный зуёк, бургомистр, иглохвостый стриж и корольковая пеночка встречены повторно), поэтому их влиянием на казахстанские экосистемы можно пренебречь. Ещё меньшее значение имели птицы из списка в 38 видов, указание на встречу которых на территории Казахстана не доказано и для многих из них просто сомнительно. Из основного списка авифауны Казахстана мы эти виды исключили, оставив в дополнительном, нуждающемся в проверке (Ковшарь, 2012).

Только один вид из числа появившихся полвека тому назад, значительно увеличил свою численность и занял почти половину Казахстана – это майна (Acridotheres tristis). Этот афганский скворец пришёл к нам из Узбекистана в 1959 году, сначала заселил предгорную полосу Тянь-Шаня и долины пустынных рек (Сырдарья, Талас, Чу, Или), а затем распространился до Иртыша на восток и до южной границы степной зоны на север, а в Тянь-Шане проник до высокогорья (Ковшарь, 1963, 1984, 1989; Сема, Гисцов, 1984; Ковшарь, Березовиков, 2001). Численность майны такова, что скоро уже понадобятся меры по её регулированию. Во всяком случае, в соседнем Узбекистане, материал о майне в котором публиковался в нашем ежегоднике (Ковшарь, 2007; Лановенко и др., 2007) уже пытались организовать отстрел майн (июнь 2003 г., решение Кабинета Министров).

В последние годы всё чаще обращает на себя внимание попугай Крамера (Psittacula krameri), который также пришёл к нам из соседнего Узбекистана, где в районе Ташкента он уже полностью натурализовался и образовал устойчивую самовоспроизводящуюся популяцию (Митропольский, 2008). В Казахстане пока известны отдельные встречи на юге и юго-востоке (Белоусов, 2011). Кроме этих чуждых нашей орнитофауне видов птиц для ряда районов Казахстана оказались локально чуждыми некоторые охотничье-промысловые виды (глухарь, тетерев, фазан), выпускаемые в разных местах охотничьими организациями. История интродукции этих птиц в новые районы и места обитания также заслуживает пристального мониторинга, так как влияние вселенцев на аборигенную фауну может быть достаточно значительным. В этом плане особую тревогу вызывают попытки интродукции так называемого охотничьего фазана, которые могут оказать плохую услугу местным популяциям семиреченского или сырдарьинского подвидов фазана, населяющих юг Казахстана – от Прибалхашья до Сырдарьи.

Млекопитающие (Класс Mammalia).

Новейший список териофауны Казахстана опубликован в справочнике «Позвоночные животные Казахстана», где раздел по млекопитающим написан Ю.А. Грачёвым (2013). Здесь приведены с комментариями 5 видов зверей, чужеродных для териофауны

Наибольшую тревогу вызывает массовое расселение серой крысы, которая становится бичом в ряде городов (она уже заселила Ташкент, Алма-Ату и Бишкек) и представляет опасность в эпидемиологическом отношении – как переносчик целого ряда опасных заболеваний человека. В Узбекистане получены интересные данные о роли железнодорожного транспорта в расселении этого вида и других грызунов (Быкова, 2003). Ондатра в ряде мест стала массовым промысловым видом – особенно в Южном Прибалхашье, где промысел её ряд лет приносил доход, особенно в 70-80-х гг. ХХ ст. Американская норка, распространившись по Западной Сибири близ границ Казахстана, на северо- западе страны фактически вытеснила аборигенную европейскую норку (Mustela lutreola), достоверных встреч которой на территории Казахстана и прилежащих областей России нет уже несколько десятков лет. Вскоре американская норка была встречена в Северном Прикаспии (Сараев, Башмаков, Козулина, 2004). В 70-х гг. она выпущена в горах Западного Тянь-Шаня на территории Узбекистана, где стала достаточно обычной в долине Пскема: в 1987 г. общая численность её здесь оценена в 300 особей (Кашкаров, 2002). В ближайшее время можно ожидать её появления на склонах Западного Тянь-Шаня в пределах Казахстана.

Кроме этих 5 видов локально чуждыми в отдельных районах являются ещё, по крайней мере, 5. Из них естественно расселился по всему югу и юго-востоку Казахстана шакал (Canis aureus), достигший долины реки Или. Обыкновенный ёж (Erinaceus auritus), по-видимому, случайно завезен в окрестности Алматы (Дворянов, 2009) и на Западный Алтай (Прокопов, 2002). Остальные три вида появились в совершенно новых для них местах за пределами ареала в результате специальной интродукции. Обыкновенная белка (Sciurus vulgaris) завезена в еловые леса Тянь-Шаня из Прииртышских боров в середине ХХ ст., тогда же в высокогорье Заилийского Алатау выпускали соболя (Martes zibellina), а зайца-русака (Lepus europaeus) пытались интродуцировать в разных местах Казахстана. Лишь с белкой- телеуткой опыт интродукции оказался успешным – сейчас это довольно многочисленный обитатель еловых лесов в горах Тянь-Шаня, оказывающий существенное влияние на сочленов этой экосистемы. Соболь в Тянь-Шане не прижился, а результаты интродукции русака мне не известны. Однако можно быть уверенным, что при составлении подробных очерков для «Чёрной книги» будет обнаружено ещё немало новых фактов и видов.

Таким образом, только предварительный обзор фауны позвоночных животных даёт список более 55 видов чужеродных видов, которых в действительности, видимо, больше. Полагаю, что число чужеродных видов беспозвоночных ничуть не меньше, а вредителей среди них можно ожидать много. Всё это свидетельствует о том, что пора вести учёт, регулярный мониторинг чужеродных видов фауны Казахстана.

Чтобы не изобретать велосипед, можно взять за образец форму «Чёрных книг», которые уже ведутся в России и других странах для систематизации всех сведений о чужеродных видах растений и животных. Структура видового очерка книги «Чужеродные виды млекопитающих в экосистемах России» включает следующие вопросы: статус (интродуцент, стихийно завезенный вид или же вид, расширяющий свой ареал); современное распространение (с обязательным выделением естественного ареала); история изменения ареала – с картосхемами и датами; причины расширения ареала; для интродуцентов – результаты акклиматизации; влияние на естественные экосистемы в местах расселения; нахождение в ООПТ Казахстана; список литературы. Несколько более усложнена структура ботанической «Чёрной книги»: название (русское, научное) и синонимы; морфологические признаки; естественный ареал; вторичный ареал; пути и способы завоза; статус в регионе; местообитания; размножение и жизненный цикл; расселение и распространение; последствия внедрения (воздействие на естественные фитоценозы и аборигенные виды; генетические изменения и вариабельность вида; экономическое и социальное значение); меры борьбы. При сравнении этих двух вариантов структуры нетрудно увидеть много общего, из которого можно, после обсуждения, составить наиболее подходящую для наших условий и объектов структуру книги.

Литература

Белоусов Е.М. О встречах попугая Крамера (Psittacula krameri) в предгорьях Таласского Алатау//Selevinia, 2011. С. 156.

Березовиков Н.Н. О появлении майны (Acridotheres tristis) в Зайсанской котловине// Selevinia, 2002. С.307.

Бобров В.В., Варшавский А.А., Хляп Л.А. Чужеродные виды млекопитающих в экосистемах России. (Серия: «Чужеродные виды России»). М. Товарищество научных знаний КМК. 2008, 232 с.

Быкова Е.А. Роль пассажирского железнодорожного транспорта в расселении грызунов в условиях Узбекистана//Selevinia, 2003. С. 191-194.

Виноградова Ю.К., Майоров С.Р., Хорун Л.В. Чёрная книга флоры Средней России (чужеродные виды растений в экосистемах Средней России). М.: ГЕОС, 2010, 512 с.

Грачёв Ю.А. Класс Mammalia – Млекопитающие, или Звери//Позвоночные животные Казахстана.

Справочник для вузов и школ. Алматы, «Атамура». С. 219-255.

Дворянов В.Н. О появлении обыкновенного ежа (Erinaceus europaeus) в окрестностях г. Алматы//Selevinia, 2009. С. 230-231.

Дгебуадзе Ю. Предисловие ответственного редактора//Чёрная книга флоры Средней России (чужеродные виды растений в экосистемах Средней России). М., 2010. С. 3-5.

Дуйсебаева Т.Н. Классы Земноводные и Пресмыкающиеся//Позвоночные животные Казахстана. Справочник для вузов и школ. Алматы, «Атамура». С. 57-82.

Камбулин В.Е., Ковшарь А.Ф., Абиев С.А., Казенас В.Л. Разработка и совершенствование мер предотвращения интродукции чужеродных видов, угрожающих экосистемам, местам обитания и видам, их контролирование и уничтожение//Изв. МН-АН РК, серия биол. и медиц. 1998, № 1 (205). С. 79-84.

Кашкаров Р.Д. К фауне млекопитающих (Carnivora и Artiodactyla) бассейна реки Пскем//Selevinia, 2002. С. 150-158. Кириченко О.И. Случаи поимки морского краба Eriocheir sinensis (H. Milne-Edwards, 1853) в водоемах Иртышского

бассейна//Selevinia, 2011. С. 220.

Кириченко О.И., Жаркенов Д.К. Уклея – чужеродный вид рыб в водоемах бассейна Иртыша и проблема биологических инвазий//Selevinia, 2009. С. 155-158.

Ковшарь А.Ф. Майна в Южном Казахстане//Зоогеография суши (тез. 3-го Всесоюзн. совещ. по зоогеогр. суши). Ташкент, 1 963. С. 133.

Ковшарь А.Ф. Майна у северных пределов Средней Азии//VIII-я Всесоюзная зоогеографическая конференция. Тез. докл. М., 1984. С. 72-74.

Ковшарь А.Ф. От редактора [раздел: Практические аспекты]//Selevinia, 2007. С. 142.

Ковшарь А.Ф. Проникновение майны в высокогорье Северного Тянь-Шаня//Экол. аспекты изуч., использ. и охраны птиц в горных экосистемах. Фрунзе, 1989. С. 46-47.

Ковшарь А.Ф. Ревизия орнитофауны и современный список птиц Казахстана//Орнитологический вестник Казахстана и Средней Азии. Вып. 1. Алматы, 2012. С. 51-70.

Ковшарь А.Ф.,Березовиков Н.Н. Тенденции изменения границ ареалов птиц в Казахстане во второй половине ХХ столетия//Selevinia, 2001. С. 33-52. Ковшарь А.Ф., Ковшарь В.А. Класс Aves – Птицы//Позвоночные животные Казахстана. Справочник для вузов и школ. Алматы, «Атамура». С. 83-218.

Лановенко Е.Н., Шерназаров Э.Ш., Тен А.Г., Третьяков Г.П., Филатов А.К., Филатова Е.А. Роль майны

Acridotheres tristis в составе орнитокомплексов садов и виноградников в Узбекистане//Selevinia, 2007. С. 143-150.

Митропольский М.Г. Попугай Крамера Psittacula krameri – новый вид фауны птиц Узбекистана//Рус. орнитологический журнал, 2008, экспресс-выпуск 454. С. 1804-1806.

Митрофанов В.П. Акклиматизация рыб и аборигенная ихтиофауна Казахстана//По страницам Красной книги Казахстана. Алматы, 2004. С. 17-23.

Национальная стратегия и план действий по сохранению и сбалансированному использованию биологического разнообразия Республики Казахстан (коллектив авторов). Кокшетау, 1999. 336 с.

Прокопов К.П. Обыкновенный ёж (Erinaceus europaeus) – новый вид в фауне Восточного Казахстана//Selevinia, 2002. С. 315.

Сараев Ф.А., Башмаков А.А., Козулина И.Г. Американская норка (Mustela vison) в Прикаспии//Selevinia, 2004. С. 238.

Сема А.М., Гисцов А.П. Расселение майны в Казахстане//Орнитология, вып. 19. М., 1984. С. 211-212.

Тимирханов С.Р. Круглоротые и рыбы//Позвоночные животные Казахстана. Справочник для вузов и школ. Алматы, «Атамура». С. 7-56.

Тимирханов С.Р., Ким Ю.А. Угорь - Anguilla anguilla (Linnaeus, 1758) в Казахстане// Selevinia, 2011. С. 221.

Фишер. Д., Саймон Н., Винсент Д. Красная книга. Дикая природа в опасности. М.: Прогресс, 1976, 477 с.

Шакирова Ф.М. Биологическое загрязнение Каспийского моря балластными водами [Государственное предприятие по вопросам Каспийского моря при президенте Туркменистана. Национальный институт пустынь, растительного и животного мира]. Ашхабад, 2003. 40 с. CBD Second National Report – Kazakhstan//www.cbd.int/doc/world/kz/kz-nr-02-ru.pdf.
?


m--f--axundov-adina---6.html

m--f--axundov-adina-mill-10.html

m--f--axundov-adina-mill-15.html

m--f--axundov-adina-mill-2.html

m--f--axundov-adina-mill-5.html